Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

Categories:

Моя великая война

Итак, самая ожидаемая игра сезона the_great_war – вот она.

Это было прекрасно. Это било по всем болевым точкам, по всем органам чувств. Это было разрывами гранат, слезами, сигаретным дымом, хрустом стекла под ногами, звёздным небом, псалмом «На реках вавилонских».

Женщина, полгода плясавшая в моей крови, явила себя. Когда мы шли на финальный парад, я поняла, что мне трудно отзываться на имя «Хэлка».
«Хадасса», «шлюха Хадасса», «будь ты проклята, Хадасса», «я прикрою, Хадасса», «безумная Хадасса», «осторожно, в той комнате Хадасса, она отстреливается», «ты должна умереть, Хадасса» - это всё было совершенно дико и невыносимо, и преданность пуще ненависти, но как трудно было оставить это позади.

Хадасса бат Мирьям – женский вариант Иосифа Флавия для этой реальности.
Я собиралась играть умеренного персонажа. Опыт уже показал, что это плохо заканчивается. На «Охоте на Мессию» я тоже собиралась играть умеренность. И на «Махабхарате», о дааа.
Я взяла довольно простую идеологию. Хочу маленькое независимое государство для евреев, но чтобы автобус ходил по субботам. Мне про эту идеологию просто и приятно рассказывать, и внутри себя я играла события, предшествующие основанию современного Израиля.
Ах да. Это же Иосиф Флавий. Я должна, обязана была совершать предательства. Два-три были в анамнезе (в рамках постправды:
организовали устранение опасного военного преступника/трусливо убили талантливого полевого командира;
не впустили в столицу шайку грабителей и мародёров/оставили группу повстанцев умирать под стенами города от рук римлян).
Хадасса стреляла в спину единоверцам. Хадасса вела тайные переговоры с римлянами. Хадасса дважды пропустила в Йодфат отряды, которые шли за зелотами. Что ещё? В рамках игры мне не удалось ни с кем переспать. Ужасно жалко. Такая она – Хадасса, и финал для неё открыт.

А ещё была ЦАХИ, Армия обороны Иерусалима. Давайте отделим Хадассу от ЦАХИ. Так часто делали, и в этом что-то есть. Отряд под золотым знаменем, иерусалимские юноши и девушки, пришедшие освобождать Галилею от римской оккупации. За две недели боёв от сотни осталось девятнадцать человек. Мы видели их под стенами римского лагеря. Видели, как они сражаются, чтобы принести в город необходимое для запуска электростанции оливковое масло. Видели - задыхающихся в дыму во время штурма штаба.
Видели девятнадцать усталых, покрытых пылью человек, которые говорят друг другу – шаббат шалом! – пересчитывают оставшиеся патроны и уходят в сгущающиеся сумерки, чтобы нанести ещё один удар по римлянам. Там, на улицах Йодфата, мы и оставим их. Финал открыт.


Продолжение следует.
Tags: Великая Война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments