Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

"Пуримшпиль": шестой прогон

Дать роль мальчика, который выжил в варшавском гетто и в Освенциме, игроку четырнадцати лет, - любим, умеем, практикуем. Правда, он был с отцом. Который играл его сверстника. 2018 год в русских РИ, ты мне уже нравишься.
Состав шестого прогона:
Карен Хансен - Амарена.
Надя Ашурова - Елена Логинова.
Мэри Берензон - naginata
Михаэла Бен Ами - Лесс
Ева Йоффе - lissaen
Дув Ландау - Ярослав Егоров
Ада Гуревич - Настя Пэ
Авраам Гуревич - sergey_sirius_e
Симон Леви- Анастасия Воскресенская
Дарья Фаворская - Ernest Lannua
Лида Зеленская - Наталия Ханова
Долорес Сахарова - Дарья Аулова

(Гендерно, кстати, получилось близко к первому прогону: там было 10 девочек и 2 мальчика).



Симон, Карен, Авраам, Дув


Я люблю Мэри Беренсон. Это девочка, которой много было дано, и которая много готова давать другим. Наверное, хоч быть похожей на неё.


А тут Мэри схлёстывается в споре с Авраамом Гуревичем, которому мало было дано и который стоит на пороге того, чтобы обречь на смерть много людей




Игру "Пуримшпиль" я написала в 2014 году, в конце, после долгого перерыва в мастерении. Многое сошлось тогда - смена работы, "Святое лето", Далан, уложившийся в голове опыт жизни в Израиле. Первый прогон был в старой ещё "Точке сборки" на Тульской, третий - в "Точке" на Китай-городе, пятый - в Лофте на Преображенке.
Второй прогон на РМЛ и четвёртый - на минском ларп-фесте - неудачные. Там были классные игроки, но в Екате они были после двух дней угара и недоспыа, а в Минске я попыталась отказаться от вводных и получилась дичь.

Я очень люблю эту игру, плачу на ней, мандражирую и хорошо знаю всех её персонажей.
Один Авраам Гуревич из виленского гетто стал прототипом моей Некамы и одного из персонажей yashunsky на "Исходе" (теперь я сижу и высчитываю, что Гуревича играли otto_skorzeni и yashunsky, и что характерно - персонажи обоих убивали персонажей sergey_sirius_e при крайне драматичных обстоятельствах).
Слишком много моих воспоминаний в каждом персонаже. В Наде Ашуровой - синагога Московского форштадта в Риге, в Даше Фаворской - субботний автостоп по Галилее, в Михаэле бен Ами - взгляд на Храмовую гору и розовый Кинерет на закате, в Долорес Сахаровой - весёлые испанские феминистки и игра "Но пасаран" (даром что Долорес ничего с Испанией не связывает, кроме имени), в Адольфе Толедано - храм Стелла Марис на горе Кармель и плита в честь кармелитки Эдит Штайн. Ну а Мэри Бэренсон - это мой оммаж сериалу Homeland: уверена, мать Саула Беренсона была именно такой. У кого-то в истории воспоминание моей бабушке о лагере для перемещённых лиц в американской зоне оккупированной Германии - но моя бабушка из него отправилась на восток, а герои игры - на запад.


Для персонажа Рахели Вайс я изучала историю Ханны Сенеш, израильской Жанны и Мусы Джалиля в одном лице. Даром что в Израиле она прожила очень мало - она переехала в 1939 году, а в 1943 как офицер Военно-Воздушных сил Великобритании была заброшена с парашютом в Югославию. Ее взяли в плен, судили и казнили.

"По дороге в Кейсарию" она написала, пока жила в киббуце Сдот-Ям на берегу моря (рядом с Кейсарией, соответственно).


"Благословенна спичка" - песня, написанная уже в Европе.
Есть и другие мелодии, но тут мне импонирует комсоольский задор и задушевность.


После "Пуримшпиля" мне бывает обычно очень радостно. И только один вопрос мучит.
Мне через три недели тридцать четыре. Я уже большая. Но как так получается, что о том сокровенном, что бывает между человеком и его страной, я говорю на языке, которого почти не знаю и на чужом материале?
Tags: Пуримшпиль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments