Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

Немного о "Хрониках Чёрного Отряда"

Годы на Даланах научили меня тому, что даже в рамках любимого сеттинга, где штырит от вида каждого куста, есть персонажи, которые впору, а есть которые так.
Вот рейнджер Айренэль была ухх: у неё было предназначение, была родовая честь, были пять прототипов от Макото Шишио до Орлеанской девы, и было нам с ней классно. Играя её, я не могла спать и почти не могла есть, но даланская магия всплеска рыбьего хвоста и топота мышиных лапок вихрилась вокруг неё постоянно. Да и товарищ Ёко была ух - подпольщица, которая секретные донесения писала на спине своей маленькой дочери. А было один-два персонажа, которых я не помню по именам.

И к сентябрю мне предстоит определиться с братом Веснушкой: дать ли ей шанс или безвозвратно похоронить в глубинах списка игр.
Брату Веснушке за тридцать, тринадцать - и вся остальная жизнь - принадлежат Отряду. Брат Веснушка любит хорошие доспехи и красивую одежду, и не стремится в первые ряды. Брат Веснушка - как то и предписано клятвой - не герой, и если есть возможность оказаться подальше от спятившего Взятого, а вместо того постоять в бессмысленном карауле, так и окажется, и постоит.
У брата Веснушки холодное сердце, и когда кто-то из братьев разбирает по косточкам очередную молоденькую повстанку - сколько их было, - она не задерживает на этом взгляда.
Без своей пятёрки - Руки - брату Веснушке неуютно. Словно содрали и доспех, и одежду, да толкнули в толпу братьев. Братья они, конечно, братья, но за тринадцать-то лет всякое накопилось. Но два брата - Платочек и Игла - валяются сейчас в госпитале, а ещё двух скосило лихорадкой, и замены не нашли.

Брат Веснушка любит сидеть над Хрониками. Читать Хроники братьям за ужином. Быть голосом Хроник в спорных делах. Она мало пишет сама: пишет всё больше брат Бельмо. А самые популярные хроники - похождения храброго Гадюки, записанные его сотоварищем Вонючкой. Девушка-новобранка, Серебро, даже выговаривает своему Старшему - сколько можно сидеть над книгами, когда приказы-то будут?

Когда прямо на страницы Хроник ложится нашивка: череп, золото, серебро, Старший руки, у Веснушки такая - она испытывает замешательство. Но это Мелкая, за которую Веснушка ручалась после дела под Чарами, безумная Мелкая, считающая себя птицей, но всё же достаточно хороший боец, чтобы прошагать пять лет по дорогам Империи, сражаясь и командуя другими, - и она срезала нашивку и хочет покинуть Отряд, и Веснушка говорит голосом Хроник: это смерть. Не так, как было с Мухомором, которого за предательство прогнали сквозь строй, и который умер, не пройдя и трети. Петля или меч; и Фокс, временно ставший сержантом, срубает Мелкой рыжую кудрявую голову.

Потом, утром, когда Отряд разорвал контракт с Госпожой за убийство брата, Веснушка промедлила и это промедление скольким братьям стоило жизни? Одному? Трём? Промедлила, потому что упаковывала Хроники в чистую простыню, Вонючка вязал узлы.


"Гимн испанских терций" с нарезкой из исторического кино,который спас меня от паники по дороге на полигон. Веснушка мычала его и отбивала ритм, когда её резали без наркоза.
Tags: ХЧО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments