Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

Categories:

Зона утопии

Отчёт об игре «Экспедиция в преисподнюю» (МГ Паша Прудковский, Остинг, Рика, Кирлиц).
Кратко. На игру-кроссовер «Парня из преисподней» и «Пикника на обочине» ехала играть Одиннадцать из сериала «Очень странные вещи», хотя основным источником своей подготовки взяла «Педагогическую поэму». Оказалась «подкидышем» Странников (сюжет «Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер»), нашла свой «детонатор» и потенциально стала люденом.


Одиннадцать в сериале.

(Просто напоминаю, что позапрошлая игра Паши – кроссовер «Звёздного крейсера «Галактика» и «Однажды в сказке»; так что те, кто к нему едет, предупреждены, что всякое может случиться).
А, ещё из краткого. Начала игру с выстрела в колено старому недругу, чтобы инициировать разговор об этике научного эксперимента. Наконец-то! Это очень круто.

В мире игры в Кархоне (те самые «крысоеды», с которыми воевал Гаг) образовалась опасная и непредсказуемая Зона, а через некоторое время произошла социалистическая революция. После 5 лет после её начала в институт, занимавшийся изучением Зоны, приезжает комиссия из столицы, с этого и начинается игра. Уровень развития технологий находится около 1990 года земной истории, правда, ядерная программа не увенчалась успехом, а на космическую программу кархонцев, алайцев и тарцев не хватило вовсе.

Для меня эта игра была в первую очередь интересна как разговор об утопии. Есть ничем не сдерживаемый, викторианской кровожадности капитализм, в одной из стран континента ему на смену пытается прийти коммунарское устройство, рабочий коллектив как главный источник власти и права. ЭВМ уже существуют, технически можно создать систему взаиморасчётов между коммунами, не концентрируя всё в руках центра! Сообщества –вот главный предмет моего чтения и моих чаяний в последний год, и я хотела поговорить, пусть даже и сама с собой, о прекрасном коммунарском будущем.

Играть белого лицом и чистого сердцем фанатика очень здорово, но сколько можно. Карна (Господи, Карна! Сюжет о подкидыше и сыне бога, а я-то думала, что Паша просто так взял это имя как подходящее по звучанию) должна была вызывать и вызывала отвращение и страх с самого начала игры. Готовность стрелять и драться в любой момент, тяжёлый взгляд исподлобья, заклеенное пластырем лицо, неровно подведённые глаза, доспех кожаной куртки, присловье «пёсья отрыжка» (надо было придумать что-то более гадкое, чем Гаговское «змеиное молоко», и мне это удалось).

https://instagram.com/p/BtI4K0eFDR-


В прошлом у Карны был приют, над воспитанниками которого учёные из института ставили опыты (шестнадцать «подкидышей» именовались «контрольной группой и избежали этого), молодёжная банда, молодёжные революционные отряды, кровь и грязища, и важный вопрос: а вот это вот объединение трудящихся – коммуна или банда? Банду уничтожить, коммуну нет. Последние годы Карна провела в молодёжной коммуне, которая начала её менять. Она жила повседневными макаренковскими заботами и вопросами, жила в радостном предвкушении «идущего за мной, который сильнее меня», предвкушении момента, когда сильные и весёлые её младшие товарищи придут и скажут: «Товарищ Карна, мы теперь сами, не надо больше ни от кого отстреливаться, а ты вот лучше иди на огород коммуны за капустой ходить».

Но всё хорошее – оно для своих. А в институте не было своих, в институте были чужие, истязатели или те, кто закрывал глаза на истязание. «Разница между бандой и коммуной, - говорила Карна секретарю коммуны института, и говорила, конечно, с чужих слов, - она простая. У коммуны есть ценности. А у банды есть только люди. Вот ты, товарищ Кир, вместе со всем институтом, - вы банда. У вас нет ценностей. Вам плевать на то, что люди рядом с вами детей истязали. Вам бы своих выгородить. Значит, люди для вас мусор. Оттого вы изнутри и гниёте: то у вас опытный сотрудник артефакт перепутал, да так, что тот рванул и четверых положил. То крыса заводится и всякие ценные штуки пропадают. Гниёте, и скоро изнутри сгниёте совсем».
Парадоксально, но вернувшись в проклятые институтские стены пять лет спустя, Карна стала ставить эксперименты на себе сама, потому что ответ на вопрос «Кто я?» не давал ей покоя. Ответ «Коммунарка и боец Революции» был хорошим, просто отличным, но не исчерпывающим.

Будущее Гиганды, возможно, лучше, чем будущее Земли. Потому что цивилизация Гиганды не только сохранила жизнь «подкидышам», но и позволила им коснуться «детонаторов». Парадоксальным образом этот эксперимент санкционировал прогрессор с Земли, возглавлявший институт.
А, кстати, Зона была проявлением разумной планеты типа Соляриса, которой Странники дали возможность контактировать с другими разумами – с населением Гиганды.

С игры почти нет фото, так что вот старая фотография Рамирес из Покровского-Стрешнево, 2012 год

Также меня вдохновляла старая "панковская" фотосессия ksushaaa.
Tags: Мои Ролевые Игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments