Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

Category:

Великолепный век накануне Армагеддона

Зелёный.
Равнина у Мегиддо пахла горячей сосновой хвоей и кровью.
Победа над мятежниками тяжело далась войску султана Мехмету Вечному: под ярким синим небом Палестины лежали и мёртвые солдаты Священной Римской Империи, и стамбульские янычары. Только последняя яростная вылазка дала надежду изрядно поредевшим силам султана.
Исход битвы давал надежду на окончательное примирение ислама и христианства.
Полководец в зелёном тюрбане глядел на поле битвы безучастно. После гибели своей смертной жены Азимат-хатун бессмертный султан перестал улыбаться.
До конца света оставалось уже совсем немного, шестая чаша гнева была уже вылита.

Я буду рассказывать о короткой жизни восьмой жены султана Мехмета Азимат-хатун, в прошлом Лидии, о её страстях, страхах, любви и вероотступничестве.
Всё это - события игры «Город страстей», игры о мире, где власть принадлежит бессмертным, а апокалипсис наступает неотвратимо. Историю мира написал Хедин, она прекрасна.

Зелёным цветом обозначены эпизоды, связанные с султаном Мехметом Вечным, багровым - с моной Юлией, хозяйкой Лидии, а чёрным - с братом Джироламо, её исповедником. Все трое некогда выпили эликсир и стали Вечными - властителями этого мира.

Чёрный.
Когда большая гора, пытающая огнём, низверглась в море, и стало темно от поднявшегося в воздух пепла, бессмертный монах, брат Джироламо Савонарола, призывал народ к покаянию, а Лидия плакала и спрашивала его: «Только что закончилась месса, и эти люди вышли из храма после причастия. Их грехи были прощены, он белей снега. Но вы, брат Джироламо, не дали мне отпущения грехов, неужто все в этом городе чисты, а я одна – грешница?» Брат Джироламо был печален, но непреклонен, потому что Лидия из семьи Кавалли и впрямь была грешница: она страстно желала бессмертия, и она любила иноверца.

Багровый.
Да и кто не желал бессмертия? Бессмертные – Вечные, обладатели философского камня Альберта Великого. Бессмертный Папа, бессмертный император, бессмертные философы и художники. Они не боятся кинжала, яда, чумы; они боятся только одного – соскучиться и потерять вкус к жизни, а для того удовлетворяют свои изощрённые Страсти.
Смертные – их слуги, их пешки. Запытать фрейлину, чтобы доставить лёгкое неудовольствие госпоже – всего лишь одна из обычных игр Вечных. Лидия из небогатой семьи тосканских дворян Кавалли прекрасно это знала.
Но лучшим из лучших могут дать бессмертие, а это и власть, и богатство. Оттого и родители, и супруг Лидии были лишь рады, когда ей предложили покровительство её благодатной милости – моны Юлии. Что эта Вечная безумна, некогда потеряла и супруга, и королевство, и философский камень, и теперь ходит в приживалках у знатного рода, разумеется, было известно. Но служить Вечной – такая честь, такая возможность!

Зелёный.
Весь Рим привык к игре моны Юлии – её благодатная милость любит одевать фрейлин в свои платья. Все обращаются со смертными девушками словно они – их бессмертная госпожа. Кроме турка, который выдаёт себя за посла султана, но многие догадываются – это сам Мехмет Вечный.

Багровый.
Мона Юлия в сомнениях – она говорит со своими служанками, словно они голоса в её голове. Примкнуть к султану – ведь бессмертие ему дал тот же камень, что ей самой? Или попытаться завладеть камнем, оспорить власть в роду? И Лидия выслуживается перед госпожой, раздаёт золото и распускает слухи о султане, который желает соблазнить бессмертием влиятельных смертных.

Зелёный.
Может ли смертный слуга двух господ не закончить на дыбе?
Переодетая девчонкой из простонародья, Лидия пришла к султану и рассказала о планах госпожи. Замкнула двери. Взяла смуглую руку в свою, белую. Скользнула выше, где каменные мышцы под жёстким расшитым шёлком.
Наслаждение располагает к откровенности. «Я выболтала тебе все свои тайны, других у меня нет». «А у меня для тебя есть одна – ты отныне наложница султана Мехмета Вечного. А если примешь ислам, то и супруга». «Которая по счёту?» «Восьмая».
Эта игра – служба двум господам и тайные встречи – длилась ещё некоторое время, и в поступках Лидии было всё меньше расчёта и всё больше страсти; и ей некогда было думать, чем страсть смертной отличается от изощрённых страстей бессмертных. Она последовала за султаном в Стамбул, она была рядом с ним на войне, такой неудачной для османов. Она забыла Тоскану, детей, Рим, госпожу и самого Христа. Имя, данное в крещении, она тоже забыла. Она стала Азимат-хатун.
И когда султан отправился в Рим для дипломатических встреч – приближалось решающее сражение у Мегиддо, - и разговора с моной Юлией, Азимат-хатун отправилась с ним. Она знала, что разыскивается инквизицией, и знала, что это неважно. Её обережёт титул – или меч султана. Когда городские стражники подошли слишком близко, он убил двоих, не моргнув.

Окончание в комментариях.
Tags: Мои Ролевые Игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments