?

Log in

No account? Create an account

Крысы, игры и паяльник

Частная жизнь Хэлки Ровенион


Дни пятый и шестой: Новый год в Варанаси
Бубен
rovenion
Каши-Бенарес-Варанаси - бесконечно древний город. В Ведах он упомянут неоднократно. Умереть и быть сожженным в Варанаси для индуиста отлично - выйдешь из череды перерождений, и даже стремление посетить Варанаси сулит благополучие в трёх жизнях. Мы решили, что это отличнейший план - встретить Новый год с видом на горящие погребальные костры, и, кстати, ещё примерно миллион индусов с нами согласен (на самом деле нет - сюда едут сделать новогоднее подношение Шиве в святилище Каши Вишванатх) или помолиться Ганге. Это мне объяснили девочки из Южной Индии, встреченные в лавке тканей. Папы спали в уголке, мамы, бабушки и тётя из Нью-Джерси, приехавшая на каникулы, выбирали сари, а мы трещали с девочками. Девочки ходят в христианскую школу, родной язык у них - телугу, а по-английски они говорят гораздо чище меня.

Стоит Варанаси посреди безнадёжного нигде: двадцать километров от аэропорта тянутся убогие времянки. Чадят костры, потому что холодно до жути. Самый классный костёр горел у шиномонтажа, куда мы свернули подкачать шины. Метрах так в трёх от баллона с газом он горел, и что может пойти не так?

Я благословляю своё шерстяное одеялко из Дели и вспоминаю, как великий герой Карна, понося своего возницу царя Шалью, ставил его на вид, что его подданные женщины носят шерстяные одеяла, а ведь это верный знак изнеженности и распущенности!
Аскеты, видать, солидарны с Карной и ходят в своих простынях и босиком. Не хочу даже думать, как здешние плюс тринадцать воспринимаются человеком, привыкшим к плюс сорока.

Европейцев в Варанаси бесконечно много, и у всех одинаковое выражение лица. Среди индийцев они действительно выделяются осанкой, ростом и таким видом, словно с ними никогда в жизни не происходило ничего плохого, и даже подумать нельзя о такой возможности.
Глупый богатый европеец может пустить по Ганге бумажную тарелку с двумя лотосами и свечкой.
rainell пустила три!


Ходить по Ганге на лодке замечательно, гулять по берегу - поучительно, никогда не знаешь, во что вляпаешься. Вода за бортом мутная, но не вонючая. На берегу продают в огромных количествах канистры и канистрочки, чтобы паломники могли взять немного воды с собой. Прямо рядом с теми писсуарами продают, откуда сток идёт понятно куда.

В церемонию Ганге аарти мы впилились совершенно случайно, а ведь это самое популярное событие дня в самом популярном месте города.
Вот так он выглядит на профессиональной фотографии:

А так из толпы

В финальной части - с огнями - вспышки туристов, наблюдающих за ритуалом с реки, светят едва ли не ярче огней в руках юношей.

Никаких плывущих по реке трупов или торчащих из костра ног мы не видели, за этим контентом сюда.
Но Маникарника гхат, где проходит большая часть кремаций, действительно поражающее воображение место. Больше всего не костры и коровы среди них поражают, а гигантские, невероятные, в несколько этажей размером поленницы. И всё это очень деловито и буднично - сжигатели трупов располагаются вокруг в вольготных позах.

Будничность смерти сочетается с острым смыслом того, что происходит рядом.
Маленький человек идёт спать со своим богом: крохотное святилище Кришны и Ратхи служит местом ночлега для служителя, он какой-то немыслимой йогой туда забирается и задергивает занавесочку.
Мальчик лет десяти совершает своё огненное приношение.
Красивый юноша в тюрбане играет товарищу на флейте.
Взволнованные полицейские проверяют паломников - тут неспокойные места.
Как кошки, сворачиваются клубком и спят возле Ганги коровы. В коровах очень много смысла.
Метки: