?

Log in

No account? Create an account

Крысы, игры и паяльник

Частная жизнь Хэлки Ровенион


"Охота на Мессию"
Бубен
rovenion
ohota_na_messiy прошла на одном дыхании.
Я сыграла:
- отца лжемессии take_tons,
- отца богохульницы heithell,
- председателя (наси) Синедриона,
- видного фарисея,
- популяризатора молитвы "Кадиш",
- мудрого равви.
Куда ни кинь, в общем, попадёшь в гейм-фокус. И мне, кажется, надо ещё немного отвратительно пошутковать ("распятие - это инсталляция или перформанс?"), чтобы начать писать серьёзный отчёт.

Ладно, пусть будет история из серии "как это было на самом деле"
Про псалом девяностыйСвернуть )

Хочу зафиксировать то, что мне кажется важным в применении к этой игре и вообще.
1. Благолепие опасно
Есть некоторое общее представление, что в религию (любую) на играх надо играть очень благолепно и торжественно. То есть может человек переживать какие-то важные события внутри себя, но что касается молитв и богослужений - всё должно быть серьёзно и сложно.
А мне хотелось веры неистовой. Понимаете, Давид пляшет в короткой рубашке, грязные браманы остервенело кидают в огонь рис, юные еврейки воздевают руки у Стены Плача, и втолковывают что-то важное небесам. Вот этого мне хотелось и хочется.
"Слушай, Израиль" - прекрасна в первых двух строках, но постоянно читать техзадание на кисти, которыми надлежит украшать одежду, довольно уныло. Так что в любой непонятной ситуации Шаул читал кадиш, вкладывая в него всю свою ярость, слёзы, радость и гнев.
Вот один из вариантов перевода:
Да возвысится и освятится Его великое имя.
В мире, сотворенном по воле Его; и да установит Он царскую власть Свою;
и да взрастит Он спасение; и да приблизит Он приход мошиаха Своего
— при жизни вашей, в дни ваши и при жизни
всего дома Израиля, вскорости, в ближайшее время, и скажем: Амен!
Да будет великое имя Его благословенно вечно, во веки веков!
Да будет благословляемои восхваляемо, и прославляемо, и возвеличиваемо, и превозносимо,
и почитаемо, и величаемо, и воспеваемо Имя Святого,
благословен Он, превыше всех благословений
и песнопений, восхвалений и утешительных слов, произносимых в мире,
и скажем:Амен!
Да будут дарованы с небес
прочный мир и счастливая жизнь нам и всему Израилю, и скажем: Амен!
Устанавливающий мир в своих высотах, Он пошлет мир
нам и всему Израилю, и скажем: Амен!


Для меня лично это важный текст, я читала его на могиле своего деда, он вдохновлял "Пуримшпиль", а Сол (Саул, конечно, Саул) Беренсон в "Родине" читал его по своим погибшим коллегам. Кадиш про то, что ты славишь Бога всегда. Особенно кошмарно это в погребальной церемонии. Впрочем, 136 псалом ("аще забуду тебе, Иерусалиме, да прильпнет…") ужасен в еврейской свадебной церемонии, но читают же. Еврейская религиозная традиция увлекает именно этими оксюморонами.

2. Модерация благотворна.
У нас получился суперстремительный Синедрион. Горжусь, что решение по четырём вопросам (в том числе осуждение сына Шаула Натаниэля!) мы приняли за 10 минут со всем обсуждением и заслушиванием свидетелей. Это прямо круто. Констатирую уход эпохи светлых советов - все решения Синедриона были востребованы, на игру влияли сильно, события накаляли. Пилат askold_sa - королева полигона и прекрасен во всём. Его суды и решения были просто заглядение, кинематограф сплошной.

3. Разговор есть событие.
Перед игрой я перечитала Евангелие от Матфея и совершенно новыми (фарисейскими, конечно) глазами на него посмотрела. Задача фарисея в эпоху лжемессий - собственно, испытывать каждого. Мы очень много друг другу задавали вопросов, и местами это отлично разворачивало сюжет.
Сидят в доме Гамлиэля люди, и женщина tailami, которая некогда отпала от народа, полюбив римлянина, рассказывает, как она пыталась выстроить храм в своём сердце - так ей советовали учителя-эллины. Но радость, которую она испытывала ранее, приходя в настоящий Храм с жертвами, не приходила в её сердце, - и она долго очищалась от своего греха и вернулась в народ.
И говорит ей Шаул Бар-Толомай: благословенно твоё свидетельство, но что же будешь ты делать теперь в народе? Ведь ты не девица, не вдова и не разведённая по обычаю, и кто возьмёт тебя в жёны? И один из юношей сказал - возьму я! и так стало.

Это такой прекрасный способ сказать другому игроку: ты есть, ты важен мне, давай сплетём свои истории - подойти к нему и задавать вопросы о самом главном. Правила по диспутам хорошо подсветили этот фокус игры. С разговора начинается действие, потому что за брошенным словом следует отцовское проклятие, которое сбывается - находится рука с мечом, испытывающая проклятого. И толпа закрывает телами того, чьи слова ей по сердцу. Ух. Наконец-то, наконец то мы осмелились взять за первоисточник краеугольный сюжет культуры. Так это прекрасно.

Постскриптум.
По-прежнему работает правило: играй в том, во что тебе интересно, а во что неинтересно, в то не играй.
Ключевой момент игры - в дом Шаула возвращается Натаниэль take_tons, надевает богатую одежду, препоясывается золотым поясом, берёт меч и возвещает, что он мошиах, и всех ведёт против римлян.
И в голове проносится мысль - вот, сбываются все упования персонажа, можно играть сюжет "мой сын мошиах, я всегда в это верил в душе, пойду за ним теперь куда угодно".
Но такой уж он классный, этот сюжет?
Конечно, да! Но ведь сюжет про то, как отец любимого сына осуждает, проклинает, теряет гораздо ветхозаветнее и круче! Саул и Ионафан, Давид и Авессалом, Аарон и Надав с Авиудом - то, что надо. И вот Шаул признаёт Натаниэля лжемессией, проклинает, изгоняет из дома, пророчествует: в нашу следующую встречу ты будешь судить меня, если и впрямь мессия, или я буду стоять над твоим мёртвым телом. И так стало, потому что один храбрый юноша lionkingst91 решил своей рукой исполнить пророчество.