Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

Categories:

Лох, неудачник, отморозок

Лжец, тролль, девственник.

Ездила на игру делать невозможное.
Итог закономерен.

Краткий отчет о деятельности радомского (это - другой Радом)агента Литовского Провинциального Комитета Франтишека Челмицкого.

Франтишек Челмицкий, 1841 года рождения, болезненный мальчик из скромной (а потом и вовсе обедневшей) шляхетской семьи, около года прослужил учителем в сельской школе, устроенной магнатами Радзивиллами для своих крестьян.В 16 лет, будучи на излечении в Варшаве, познакомился с "красным" деятелем, студентом Яношем Волковским, много с ним переписывался, и от него получил адрес некоего Винсента Рыбинского из Гродно, представителя "красных литвинов" , впоследствии члена ЛПК. Рыбинский внушил Франтишеку идеи равноправия, необходимости наделения крестьян землей и гражданскими правами, заинтересовал литвинской культурой. Так Франтишек оказался полномочным представителем ЛПК в Радоме. Единственным. Он говорил с людьми, ему удалось добыть партию оружия, он ждал начала восстания и приказа из Вильно.
Он знал, что чахотка оставляет ему совсем мало лет, и хотел драться, хотя идея восстания была далеко не всем "красным литвинам" близка - они хотели лучше подготовить и заагитировать крестьянство.

Итак, хронология.
Рождество (25 декабря :-)) 1862 года.
В городе Радоме 3 известных Челмицкому потенциальных мятежника: он сам, поручик Станислав Нежельский (alestein), присланный в Радом от Польского Национального Комитета, и штабс-капитан в отставке Ян Бельский (eotan), которого Франтишеку удалось сагитировать и который даже добыл для него большую партию оружия. Обо всех делах Франтишека знает его младшая сестра Агнешка (mayklusha).
Челмицкий разворачивает активную агитацию прямо на балу у Радзивиллов, говорит с учителями Казимежем Юшкевичем (indraja_rrt), Йозефом Стахъевским и Антоном-Витольдом Грицкевичем (conlaich).
Они Франтишеку сочувствуют... Но они добрые и очень интеллигентные люди, они не понимают, зачем нужно перестать трындеть в жежешечке беседовать о литвинском фильклоре и истории Великого Княжества Литовского, а вместо того взять пистолет (еще непонятно, как им пользоваться!) и пойти убивать какого-то простого русского мужика или вполне безобидного чиновника. И я их понимаю.
Кроме того, Франтишек говорит со священником отцом Зигмунтом Бранковичем, иезуитом и польским шляхтичем. Тот убеждает крови не лить, колодцев не травить и людей в домах не сжигать.
Проще всего Ф. было столковаться с разорившимся паном Гжибовским (uruk_undead). "Как пан полагает - ярко будет гореть жандармский участок? - Ярко, пан! - Так мы поняли друг друга!"
Поручик Нежельский мрачен - в армии дисциплина, поговорить по душам с кем-то из военных не выходит. Да еще письмо от людей Чарторыйского, с наказом не верить Челмицкому и устранить его от подготовки восстания.

С утра (январь-февраль 1863) Ф. получает письмо от Винсента Рыбинского - восстание должно быть начато. Он охапками раздает оружие (Гжибовскому, пани Даниэле Брыльской (rapsi_dikoleska) для ее брата Водзимежа, крестьянину Стасю Коту (ninquenaro), сопроводив выдачу оружия рассказом о том, что польская-то власть землю крестьянам дает без выкупа, но надо же за ту власть сражаться!)

Страшный был момент, когда Франтишек попросил сестру взять два заряженных пистолета и снести их в город Бельскому, чтобы тот припрятал и выдал тому, что произнесет пароль - "Погоня". Агнешка спокойно собралась, отнесла. Франтишек перешел черту - он готов был жертвовать самым близким человеком.

Пришла в какой-то момент прекрасная, печальная пани Катаржина (artemka_), спросила, чем может помочь. Франтишек дал ей листовки попросил переписать и распространить. Если полячка желает участвовать в восстании - грешно не дать ей такую возможность.

Пришел молодой Генрик Радзивилл (arkthur_kl), расспрашивал Франтишека о его делах. Тот молодому князю поверил.
Князь хотел свободы, но рук марать не хотел. Ему виделся боевой польский отряд, к которому можно примкнуть, чтобы въехать в Радом на белом коне, победив русских в честном бою. Франтишек слишком хорошо знал, что никакого отряда в окрестностях нет - а восстание поднимать надо, время идет.

В порыве дурацкой гордости он написал по письму - в армию, в жандармерию и в администрацию, с требованием - ни много, ни мало - под страхом смерти сложить оружие и покинуть Радом.

Время шло. Гжибовского и Брыльского Франтишек попросил пойти в город и быть наготове. Помел и сам, с ксендзом и молодым князем. Был остановлен военными - пистолет имел с собой, но носить оружие - право дворянина в Российской империи, так что инцидент был исчерпан.
Но Франтишек запсиховал. Он вообразил, что собрать хоть пяток людей, чтобы зажечь казарму или участок и начать убивать выбегающих - не удастся. И потому пошел на это славное дело вдвоем с Бельским. Тот стрелял и рубил, Франтишек поджигал. Убегал в лес, отстреливаясь, был ранен в голову и умер, не приходя в сознание.

Исторический прообраз Челмицкого, Винсент Константин Калиновский, был повешен в марте 1864 года в Вильно.
Художественный прообраз, Мач(ц?)ек Хелмицкий, был застрелен советским солдатом в Варшаве в мае 1945 года.

Франтишек явился на Тот Свет при полном параде - без шляпы, в драном своем сюртучке, но с винтовкой и бело-алым польским флагом. Его спросили об имени и роде деятельности, и записали ответы в журнал.
Кириллицей.
Спросили о важных событиях в его жизни. "Не мне вспоминать, а людям, - сказал Франтишек. - Ну а если ничего не вспомнят - значит, ничего и не было".
Спросили про национальность.
Сказал - поляк. Литвином он так и не стал, хотя и старался.
Ну так пойди, посмотри на свою Польшу, сказали ему.
И он пошел по длинному белому коридору, разворачивая слипшиеся от дождя дурные гравюры. Были на тех гравюрах какие-то здания, мужчины и женщины, мужики и студенты, были люди под знаменем с кириллическими буквами, что-то про революцию.
Он вернулся к воротам Того Света, рыдая.
"Я не видел там Польши", - только и мог он сказать.

Осенью, когда облетели листья, Агнешка Челмицкая получила письмо - два листка из блокнота брата:

Весна пришла в Польшу,
Но нет в Польше радости.

Спрашивает девушка у розы:
- Где мой брат, белая роза?
- Брат свою взял саблю,
Саблю взял и пистолю,
Помолился он Богу,
Ушел воевать за свободу,
Брат твой шептал твое имя,
Девы Марии*, да Польши.

Спрашивает девушка у вербы:
- Где мой брат, приречная верба?
- Брат твой ушел до лесу,
Брат твой сидел у речки,
Брат твой шептал твое имя,
Девы Марии, да Польши.

Спрашивает девушка у мака:
- Где мой брат, мак червоный?
- Брат твой шептал твое имя,
Девы Марии - да Польши,
Когда убила его русская пуля,
Кровь его пролилась на маки.

*послеигровая правка, был повтор - "твое имя". Но так лучше.


Про банду Буковского и общие впечатления - следующим постом.
Tags: Городок, Мои Ролевые Игры, отчеты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments