Хэлка Ровенион (rovenion) wrote,
Хэлка Ровенион
rovenion

  • Mood:

Отчет с "Города Эдо"

Японская культура относится для меня к категории тем "играть люблю, а так нэт". Отвратительнее японцев только нуменорцы. Даже не могу сказать, кто мне нравится меньше - самураи или придворные.
Многочисленные симпатичные личности японской истории проходят под девизом - "то, что нас не убивает, нас калечит".

Но после "Улиц Киото" я поняла, что мне необходимо поговорить с собой и другими - о самураях, сёгунате Токугава, чести и власти, о мужчинах и женщинах, о шелке и стали.


В ролевке "Города Эдо" свободен был дом Хитоцубаси, и я сочла это знаком свыше. Дело в том, что Хитоцубаси Ёсинобу - последний сёгун Японии, личность вполне примечательная. Увы, он стал сёгуном на десять лет позже, чем следовало, и главное его достижение - сдача Японии под прямое правление императора. Ну а что вышло не без крови - не вина Ёсинобу.

Род Хитоцубаси интересен был тем, что земли и вассалов он не имел, должностей не занимал. Но из сыновей (родных и приемных, в Японии особой разницы не было) Хитоцубаси избирали преемника сёгуна. Вокруг этого и должна была крутиться наша игра.



Рисовые белила, розовый шелк, изящный паланкин и то, что редкий смельчак отважится взглянуть ей в некрасивое личико, - принцесса дома Хитоцубаси Томико принимает, как должное. Так и должно быть.
Но мысли ее далеки от стихов и нарядов, и любовь не тревожит сердце.

Томи-химэ мечтает о власти.
Нравы и обычаи, законы и установления, строительство и налоги, правители древности, история недавних дней, - вот что действительно волнует ее.
И, пожалуй, оружие. Как бы не были преданы и искусны твои люди, их всегда будет немного.
Полагаться надо на себя.

Томи-химэ привыкла оценивать людей.
Каждый в доме имеет для нее свою цену.

Первый - Ёсихара, младший братец. Смысл жизни Томи-химэ - проложить этому мальчику, тоненькому, задумчивому, нерешительному, - дорогу в Замок Эдо.
Второй - отец, благородный даймё Хитоцубаси Ёсано.
Третий - Хадзимэ, старший сын даймё, от наложницы. Еще жива была мать Томико, госпожа О-Саэ, когда в дом взял мать Хадзимэ.
Хадзимэ простодушен и в науках не блистает. Но в нем есть кровь Хитоцубаси, а это дорого стоит. И фехтовальщик он превосходный.
Четвертая - она сама.

Мачеха, Кейко-доно, родовитая красавица. Нежная кормилица О-Рин. Ёсиока, молочный брат и двойник Ёсихары, скверный воин и прекрасный поэт в свои двенадцать. Его славная мать Мияко. Юная Нэнэ-тян, которая так чудесно рисует. Хитоми, наложница отца. Мицуко-сан, ее служанка, - очень родовитая, очень образованная и очень непредсказуемая. Мидзуки Юске, самурай, отчаянный, преданный и жестокий.
Всеми этими людьми она пожертвует ради маленького Ёсихары.

Ночами Томи-химэ смывает с лица рисовую пудру. В хакама и хаори, с двумя мечами она ничем не отличается от множества молодых самураев, заполонивших юный город Эдо. Она раздает отцовское золото. За золото можно купить меч и пару рук, которые умеют с ним обращаться.
Конечно, такие прогулки способны опорочить ее имя, если кто-то узнает.
Поэтому никто не узнает.



Томи-химэ скверно спит.
Две недели назад ее наемники выследили самурая из дома Маэда, который слишком много курсировал между поместьем своего господина, домом канцлера и сёгунским замком. Изловили. Нашли письмо, в котором - как и опасалась Томи-химэ - говорилось об усыновлении.
Она приказала пытать самурая. Тот ничего не сказал. Умер, откусив язык. Его тело зарыли.

Ворота Маэда - с цветком сливы - совсем рядом. Томи-химэ не может без содрогания смотреть на эти ворота. Любой из наемников может проболтаться. Какой шаг предпримут Маэда? Не придется ли ей самой проткнуть себе шею, чтобы спасти дома от распри?



С утра Томи-химэ проводит с Хадзимэ, Ёсихарой и Ёсиокой урок фехтования. Потом урок стихосложения с Мицуко-сан. Дом гудит, снуют слуги, - вечером состоится поэтическое сражение.
Нет свободного времени.
И нет свежих новостей.

В самом состязании Томи-химэ не участвует. Нужно выслушивать распоряжения мачехи через ширму и присматривать за слугами.

А еще в тот дождливый вечер Ёсихара впервые убил человека.
Неизвестный ворвался в дом Хитоцубаси, ничтожный пьяница, которого все собравшиеся приняли за демона. Ёсихара поступил единственно возможным образом.
Томи-химэ подбежала к телу, прикрыла его от гостей рукавами. Отдала приказ. Проследила, как труп оттаскивают на задний двор, как монах спешно читает сутры.



Женщины глупы и болтливы. Мужчины нерешительны, хоть и горды. Каждого нужно направить.

Время идет. Отец и брат были на приеме у канцлера; говорят, за ним наблюдал сам сёгун. Сейчас, в эти самые минуты принимается решение, которое определит судьбу целого поколения.

Сёгуну нужен наследник, которого поддерживает влиятельный, богатый род.
Значит, нужно разыграть последнюю карту - себя.

Томико видела, как глядел на нее юный Датэ Тэрумунэ, - и когда она покупала у ворот снадобья, и когда она выглядывала из паланкина, и когда наблюдала за занятиями братьев в додзё.
Необходимо ускорить события.

Большая редкость в середине лета - белые хризантемы.
"Господин мой брат, - приказывает Томи-химэ Ёсихаре, - вы должны написать молодому Датэ письмо. О том, какой честью было для вас упражняться в фехтовании вместе с ним. И припишите, что ваша сестра вырастила в саду белые хризхантемы. Вы посылаете ему в дар цветок".

Кейко-доно увлеченно стряпает свадьбу падчерицы. Даймё Датэ с сыном приглашен на чайную церемонию. Томи-химэ поприветствует гостей, а потом удалится за ширму. Затем Кейко-доно выведет молодого Датэ в сад, а Томи-химэ должна будет прогуливаться в отдалении.

О, она прогуливается! Под дождем, с ярко-розовым крохотным зонтиком, поднесенным Тэрумунэ. Фурисодэ розовое, утикакэ зеленое.
Ёси и Ёси давят смешки.
Томи-химэ прогуливается.

Улучив минуту, когда мачеха уходит в дом, девушка подходит к Тэрумунэ. Подходит близко, в глаза смотрит прямо и дерзко.
- Вы пришли посмотреть на меня, Датэ-доно? Я надеюсь, вы довольны увиденным?

Датэ в замешательстве.
"Очень красив, очень нерешителен. Совсем как мой брат", - разочарованно думает Томико.
- Вы очень красивы.
- Я хочу, чтобы вы поразмыслили, прежде чем брать меня в жены. Возможно, я принесу в ваш дом кровавую распрю. Шелка и благовония мне не интересны, нежной и покорной я не буду. Но если будет нужно, я умру за вас.

Молодой Датэ выпрямляется. Одноглазый Дракон, его предок, не мог быть отчаяннее и суровее.
- Я не отступлюсь. В наряде простолюдинки или со шрамами на лице, - я буду вас любить.

В своих покоях - маленькой проходной комнате - принцесса Томико растерянно вертит в руках веер с нарисованными стеблями бамбука.
"Он не испугался".
Она ничего не знает про любовь. Но она будет очень хорошей женой Датэ Тэрумунэ.



Вздохнув, Томико берется за кисть.
У нее ведь два зонта. Розовый от Датэ и синий - от Маэда.

Маэда Тосиаки сопровождал свою сестру, прелестную Юри-химэ на прогулке нынче утром. И присматривался к Томико. От погоды и стихов перешли к политике. Судя по довольному виду Тосиаки, дело с усыновлением и впрямь двигалось у них быстро.

О, молодой Маэда красив, статен и очень, очень неглуп! Томи-химэ не удержалась.
"Надеюсь, вы с моими братьями никогда не окажетесь на разных сторонах".
Юноша сделал вид, что ничего не услышал.

В ответ на белый цветок для Юри-химэ от молодого Маэда пришло чудесное письмо. И зонтик.
И вот теперь нужно прервать переписку.
Жаль.



Тревожный вечер, последний вечер в родном доме.
Томи-химэ побывала уже в храме, и монах долго-долго читал над ней очистительные сутры. Да, она все ему рассказала. Он не проболтается.

Чтобы привести мысли в порядок, взяв меч, вышла в сад. В гэта, не подвязывая рукавов... Ее не должны застать врасплох. Нужно уметь убивать и в многослойном одеянии.
У ворот кто-то стоял. Разбойники? Мстители?
Кончик меча просунулся в щель ворот и исчез.
Полчаса под дождем Томи-химэ и самурай Мидзуки ждали нападения. Но никто не пришел.

Пользуясь выпавшим временем, все еще разгоряченная Томи-химэ читала брату лекцию.
"Вы знаете, что есть дом Хитоцубаси. Первые среди слуг сёгуна, преданные бесконечно, готовые подняться на любой зов. Вы знаете, что не следует привязываться к этому обиталищу. Оно временно. Вы знаете, что не стоит привязываться и к людям. Вам должно властвовать, должно и посылать на смерть.

Теперь надлежит ответить - что есть сёгунская власть?
Следует ли считать, что сёгун - первый, сильнейший и богатейший из даймё?
Нет, это не так.
Его удел выше.

Известно вам, что в великом Китае было множество императорских династий, в Японии же - только одна. А это прямо указывает - император в Японии воистину благословенен. Однако священной его особе не надлежит заниматься низкими делами, вести войну, подавлять мятежи или собирать налоги. Это скверно скажется на судьбе страны. Тому много подтверждений.

Необходим сёгун - верный слуга императора. Когда вы станете повелевать людьми, внушите им это. На лепестках мальвы - солнечные блики. Никто не смеет поэтому противиться воле сёгуна. Ведь тем самым он покушается и на императора!"



Более в те сутки Томико не говорила таких длинных речей. На пиру у Датэ, да и на свадьбе хранила она молчание, глаз не поднимала, едва прикасалась к еде.

Две вести отметили день ее свадьбы.
Первая - юный Ёсихара стал наследиком сёгуна.
Вторая - кто-то подослал отравленный подарок ее мужу. К счастью, погибла фрейлина, которой было приказано развернуть дар.

Один бой она выиграла.
Предстоял следующий.

Долгой ли будет жизнь ее и мужа?
Яд, сталь или болезнь прервут эти жизни?
Родит ли Томико сыновей? Создаст ли доктрину "сонно рон" и "школу Датэ", такую полезную и такую гибельную для сёгуната Токугава?
Станет ли юный Ёсихара сёгуном? Чем запомнится его правление?

В этот жаркий день, в разгар лета девятого года правления Коун, - никто не даст ответа.


На пиру у Датэ:


По три глотка из трех чашечек сакэ:


Мне нравится эта фотография - нету во взгляде ни терпения, ни покорности:

Tags: Мои Ролевые Игры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments