Category: религия

Бубен

Великолепный век накануне Армагеддона

Зелёный.
Равнина у Мегиддо пахла горячей сосновой хвоей и кровью.
Победа над мятежниками тяжело далась войску султана Мехмету Вечному: под ярким синим небом Палестины лежали и мёртвые солдаты Священной Римской Империи, и стамбульские янычары. Только последняя яростная вылазка дала надежду изрядно поредевшим силам султана.
Исход битвы давал надежду на окончательное примирение ислама и христианства.
Полководец в зелёном тюрбане глядел на поле битвы безучастно. После гибели своей смертной жены Азимат-хатун бессмертный султан перестал улыбаться.
До конца света оставалось уже совсем немного, шестая чаша гнева была уже вылита.

Я буду рассказывать о короткой жизни восьмой жены султана Мехмета Азимат-хатун, в прошлом Лидии, о её страстях, страхах, любви и вероотступничестве.
Всё это - события игры «Город страстей», игры о мире, где власть принадлежит бессмертным, а апокалипсис наступает неотвратимо. Историю мира написал Хедин, она прекрасна.

Зелёным цветом обозначены эпизоды, связанные с султаном Мехметом Вечным, багровым - с моной Юлией, хозяйкой Лидии, а чёрным - с братом Джироламо, её исповедником. Все трое некогда выпили эликсир и стали Вечными - властителями этого мира.

Чёрный.
Когда большая гора, пытающая огнём, низверглась в море, и стало темно от поднявшегося в воздух пепла, бессмертный монах, брат Джироламо Савонарола, призывал народ к покаянию, а Лидия плакала и спрашивала его: «Только что закончилась месса, и эти люди вышли из храма после причастия. Их грехи были прощены, он белей снега. Но вы, брат Джироламо, не дали мне отпущения грехов, неужто все в этом городе чисты, а я одна – грешница?» Брат Джироламо был печален, но непреклонен, потому что Лидия из семьи Кавалли и впрямь была грешница: она страстно желала бессмертия, и она любила иноверца.

Багровый.
Да и кто не желал бессмертия? Бессмертные – Вечные, обладатели философского камня Альберта Великого. Бессмертный Папа, бессмертный император, бессмертные философы и художники. Они не боятся кинжала, яда, чумы; они боятся только одного – соскучиться и потерять вкус к жизни, а для того удовлетворяют свои изощрённые Страсти.
Смертные – их слуги, их пешки. Запытать фрейлину, чтобы доставить лёгкое неудовольствие госпоже – всего лишь одна из обычных игр Вечных. Лидия из небогатой семьи тосканских дворян Кавалли прекрасно это знала.
Но лучшим из лучших могут дать бессмертие, а это и власть, и богатство. Оттого и родители, и супруг Лидии были лишь рады, когда ей предложили покровительство её благодатной милости – моны Юлии. Что эта Вечная безумна, некогда потеряла и супруга, и королевство, и философский камень, и теперь ходит в приживалках у знатного рода, разумеется, было известно. Но служить Вечной – такая честь, такая возможность!

Зелёный.
Весь Рим привык к игре моны Юлии – её благодатная милость любит одевать фрейлин в свои платья. Все обращаются со смертными девушками словно они – их бессмертная госпожа. Кроме турка, который выдаёт себя за посла султана, но многие догадываются – это сам Мехмет Вечный.

Багровый.
Мона Юлия в сомнениях – она говорит со своими служанками, словно они голоса в её голове. Примкнуть к султану – ведь бессмертие ему дал тот же камень, что ей самой? Или попытаться завладеть камнем, оспорить власть в роду? И Лидия выслуживается перед госпожой, раздаёт золото и распускает слухи о султане, который желает соблазнить бессмертием влиятельных смертных.

Зелёный.
Может ли смертный слуга двух господ не закончить на дыбе?
Переодетая девчонкой из простонародья, Лидия пришла к султану и рассказала о планах госпожи. Замкнула двери. Взяла смуглую руку в свою, белую. Скользнула выше, где каменные мышцы под жёстким расшитым шёлком.
Наслаждение располагает к откровенности. «Я выболтала тебе все свои тайны, других у меня нет». «А у меня для тебя есть одна – ты отныне наложница султана Мехмета Вечного. А если примешь ислам, то и супруга». «Которая по счёту?» «Восьмая».
Эта игра – служба двум господам и тайные встречи – длилась ещё некоторое время, и в поступках Лидии было всё меньше расчёта и всё больше страсти; и ей некогда было думать, чем страсть смертной отличается от изощрённых страстей бессмертных. Она последовала за султаном в Стамбул, она была рядом с ним на войне, такой неудачной для османов. Она забыла Тоскану, детей, Рим, госпожу и самого Христа. Имя, данное в крещении, она тоже забыла. Она стала Азимат-хатун.
И когда султан отправился в Рим для дипломатических встреч – приближалось решающее сражение у Мегиддо, - и разговора с моной Юлией, Азимат-хатун отправилась с ним. Она знала, что разыскивается инквизицией, и знала, что это неважно. Её обережёт титул – или меч султана. Когда городские стражники подошли слишком близко, он убил двоих, не моргнув.

Окончание в комментариях.
Бубен

"Пуримшпиль": шестой прогон

Дать роль мальчика, который выжил в варшавском гетто и в Освенциме, игроку четырнадцати лет, - любим, умеем, практикуем. Правда, он был с отцом. Который играл его сверстника. 2018 год в русских РИ, ты мне уже нравишься.
Collapse )


Симон, Карен, Авраам, Дув

Collapse )


Игру "Пуримшпиль" я написала в 2014 году, в конце, после долгого перерыва в мастерении. Многое сошлось тогда - смена работы, "Святое лето", Далан, уложившийся в голове опыт жизни в Израиле. Первый прогон был в старой ещё "Точке сборки" на Тульской, третий - в "Точке" на Китай-городе, пятый - в Лофте на Преображенке.
Второй прогон на РМЛ и четвёртый - на минском ларп-фесте - неудачные. Там были классные игроки, но в Екате они были после двух дней угара и недоспыа, а в Минске я попыталась отказаться от вводных и получилась дичь.

Я очень люблю эту игру, плачу на ней, мандражирую и хорошо знаю всех её персонажей.
Один Авраам Гуревич из виленского гетто стал прототипом моей Некамы и одного из персонажей yashunsky на "Исходе" (теперь я сижу и высчитываю, что Гуревича играли otto_skorzeni и yashunsky, и что характерно - персонажи обоих убивали персонажей sergey_sirius_e при крайне драматичных обстоятельствах).
Слишком много моих воспоминаний в каждом персонаже. В Наде Ашуровой - синагога Московского форштадта в Риге, в Даше Фаворской - субботний автостоп по Галилее, в Михаэле бен Ами - взгляд на Храмовую гору и розовый Кинерет на закате, в Долорес Сахаровой - весёлые испанские феминистки и игра "Но пасаран" (даром что Долорес ничего с Испанией не связывает, кроме имени), в Адольфе Толедано - храм Стелла Марис на горе Кармель и плита в честь кармелитки Эдит Штайн. Ну а Мэри Бэренсон - это мой оммаж сериалу Homeland: уверена, мать Саула Беренсона была именно такой. У кого-то в истории воспоминание моей бабушке о лагере для перемещённых лиц в американской зоне оккупированной Германии - но моя бабушка из него отправилась на восток, а герои игры - на запад.

Collapse )

После "Пуримшпиля" мне бывает обычно очень радостно. И только один вопрос мучит.
Мне через три недели тридцать четыре. Я уже большая. Но как так получается, что о том сокровенном, что бывает между человеком и его страной, я говорю на языке, которого почти не знаю и на чужом материале?
Бубен

Властитель века сего

Один из удивительных подарков, полученный на игре “Лила - игра богов”, такой: Азрафэль села, скрестив ноги, перед троном, на который только что воссел мой персонаж (Кали - властитель нового века) и сказала: расскажи мне про Кали-югу. Такого мне никто и никогда не доверял.
Рассказываю.


Кали-юга - кровавая эпоха. Это эпоха, когда кшатрии мало спорят о дхарме, и льют много крови. Две богини чтимы в эту эпоху - Рукмини naginata и Джаянти. Рукмини - богиня-сута, она ведёт виману сквозь глубины космоса к новым мирам. На глазах у неё повязка, но она видит всё, что скрыто.
Collapse )
Бубен

Натянутая струна "Восточного Экспресса"

Межрегиональный бродячий мастерский конвент (проводился в Нижнем и Екатеринбурге и наследует "Красной стреле", которая курсировала между Москвой и Питером) стал международным. Минск, 2 дня, 60 участников, из них треть местных, остальные из России (самая восточная точка географии - Красноярск). Из местного сообщества четверо, кажется, принадлежали к ларперам, остальные работают в традиции русских РИ.

Когда рядом много незнакомых людей, которые что-то когда-то о тебе читали, хочется показать себя с лучшей стороны. Так что я заварила мероприятие "самые стыдные истории вашего ролевого движения" (на фоне идиотизма особенно ярка героика: образ отряда эльфов (в прикидах, с ушами, с топорами и лопатами, которые несутся на пожарном бульдозере по горящему лесу, уничтожая очаги пожара - навеки в моём сердце), дала в кулуарах мастер-класс по тасканию за волосы и спусканию с лестницы, провела спонтанный семинар про БЖЗИ.

Послушала Петю Куркина об иммерсивном театре (думала, что много знаю по теме; так нифига),
Херуэра - про историю РИ в регионе (ужасно интересно, как возникают идеи, и ка они перекликаются с заимствованиями - например, на белорусские РИ оказали внимание игры Ники Батхен. К сожалению, часть невероятно ярких мастеров больше игр не делают. Отдельное удовольствие - объяснять ларперкам, что такое хит или ХИ), Элли про мастерские рельсы.

Было много эмоций.
Мне очень не нравится принцип ларперов "безопасность превыше всего". Не превыше; и важно позволять себе играть небезопасно. Это драгоценное право - действовать небезопасно, не так уж много пространств, где оно распространяется.
Круто, когда ты не врубаешь предохранитель, а проживаешь ситуацию и выносишь то, что выносишь.
Я была на двух мероприятиях ларперов - Blind City, игре с депривацией зрения, и мастер-классе по воркшопам. И там, и там получила много жестких эмоций (которые не закладывались авторами! С их стороны всё было очень safe. Все демоны за свой счёт).
На Blind City, где все сидят с завязанными глазами, я выпала в "игру на пенёчке по Нежданову", и не стесняюсь того. Люди переговариваются в темноте, кричат и спорят, а ты такой сидишь на полу и смотришь в ничто. Ты сильный русский ролевик, ты всегда являешь себя во взаимодействии с другими, но сейчас другие - это ад, и пошло бы оно всё. Только темнота, благословенная темнота с тобой.
Сначала мне было очень круто. Было такое чувство, что я поняла философию буддизма, солипсизм и йогу намерений. Полное понимание иллюзии мира вокруг. Потом я мимоходом глянула и увидела своё лицо. Очень знакомый взгляд, взгляд на тысячу миль, прострация. Ощущение иллюзии само было иллюзией, ответом на сенсорную перегрузку. Отпустило не сразу.

С утра я бодро отыграла Тёмного Лорда на кабинетке Рингла и Дианы Harry-d-Rama. Боже, какая она прекрасная: драматизм и лёгкость. Я хочу её ещё раз. И ещё, но в другом сеттинге.
А вот маленький воркшоп про воркшопы меня очень сильно раскатал. Там брались воркшопы к игре, где персонажи ирают в парах. Создаются персонажи тоже в парах, в диалоге. Со мной в паре был wy_tzu, и генерили мы отношения старшего брата и младшей сестры. И так всё круто было, а потом кончилось. А у меня не было старшего брата, и я очень хотела в детстве, чтобы был. И я совсем-совсем уже справилась с этим желанием, я научилась сама себе быть старшим братом, но вот, он только что был рядом, этот старший брат, у него были карие глаза и собака хаски, и его больше нет.
Я очень плакала. И круто, когда ты, неприятная женщина тридцати трёх лет, можешь плакать, потому что у тебя нет старшего брата, и окружающие не отмахиваются от этой твоей проблемы.
Слушайте, мне обязательно надо это сыграть и закрыть вопрос. Я вечная старшая.

Мне очень важно говорить не только о РИ, но и о самоощущении ролевика, о мире, в котором он живёт; болотистая земля в треугольнике между Ригой, Минском и Смоленском для меня болезненно важна, в неё лилась кровь разных ветвей моей родни.
В 2009 (половину ролевой жизни назад!) я играла о восстании 1863 года на "Городке" naiwen (два повстанца, один и второй) - было больно, но круто. Ах, если бы сейчас! Сейчас бы я не ныла, что их тридцать, а нас пятеро!
С минчанами очень круто говорить об истории страны, у них ужасно разные мнения, и они ужасно вежливы с оппонентом, страшноватая такая вежливость, как будто рука на спуске.
Бубен

"Лила - игра богов"

Азрафэль на игре "Лила - игра богов" взяла тему, которая бесконечно меня занимает, и к которой я так и не решилась подступиться.
Женщина в роли мужчины.


На фотографии - черногорские вирджины, женщины в социальной роли мужчины. Про них пишут в основном на мутных сайтах, так что не исключаю, что их не было.
Но фабула прекрасна: вот жестко регламентированное общество. Расшатать его устои, расширить представления о гендерных ролях - невозможно. Но можно притвориться, что женщины на самом деле мужчины.
Весь мир шел по пути расширения представлений о гендерах, но дорогое моему сердцу ролевое сообщество шло иначе, и это интересно. Посмотрим же на это сквозь ролевую игру же.

"Махабхарата", разумеется, очень сексистский первоисточник, каждый хочет себе сто сыновей и так уж и быть одну дочку, мужских персонажей много, а женских - мало. МГ "Битвы Битв" элегантно скомпенсировала это концепцией шива-шакти, которая подталкивала людей искать свою половину и действовать затем вместе, и прямо очень хорошо получилось.

Азрафэль тему заостряет: в её космической Бхарате каждый хочет сына, а рождаются дочки; но поскольку речь все ж таки о царях, девочек не абортируют (все же знают, почему в современной Индии врачам запрещено сообщать родителям пол эмбриона?) Некоторых девочек воспитывают как мальчиков: они могучими мантрами кидаются, космические корабли водят, жен берут (из тех оставшихся девочек, которых воспитали как девочек; для создания наследников используются благочестивые брамины-осеменители, это и в первоисточнике так), на троны восходят.

Я играю как раз такую царевну-царевича. Больше никаких приклеенных бород и эластичных бинтов, какое счастье! Сильную, как десять слонов. Ещё и главного антагониста по первоисточнику - Дурьодхану, живущего простой и естественной мыслью о мировом господстве. Чеклист запланированных злодейств занимает две страницы.

Боль же моя в том, что у неблагого Дурьодханы есть благой двойник - Бхимасена, сын Панду (они оба могучи, яростны, отличные бойцы на палицах, у них противостояние длиною в жизнь с предсказуемым финалом), а с этой роли снялся игрок. 24-26 ноября с.г., уютный подмосковный коттедж, условный антураж, мощный состав игроков, пол неважен - проблематизируем любой.
Ищу тебя, в общем, мой возлюбленный враг, будет круто!
Бубен

Как играть нос к носу?

Нашла у себя болевую точку - боюсь играть с человеком, который по роли никуда не может от тебя деться.
У меня так было с появлением жены на "Битве битв".

А тут, на "Охоте на мессию" история такая:
выхожу из Храма и вижу Морлота. Морлот потрясающий игрок из Риги, мастерит в Европе, преодолевая визовые барьеры, ездит на Комконы, был на МХБХ. И тут вышел галлом, который слышал о Боге Авраама, Исаака и Иакова, и решил его воспринять. А для меня это прямо идеальная сюжетная ветка. Я очень хотела играть в прозелитический иудаизм, потому что плохо зажимать знание о Господе в одном, даже избранном народе. Была в первом веке такая концепция.

И начинаю я играть эту ветку: Шаул ведёт галла к себе в дом, учит его, потом выводит к народу и требует испытывать ученика вопросами, размышляет, как выкупать его из рабства, ужасается, когда со словами "Может, пригодится для выкупа" в дом приносят римскую аквилу. Галла обрезают, Шаул даёт ему имя Элиягу и одежду своего сына.
Всё круто и у меня, и у Шаула: потому что Шаул, конечно, ужасно тоскует по сыну и ищет ему замену, потому что круто играть учительство, потому что круто играть доброжелательную брезгливость к чужеземцу ("будет у тебя отдельное место моём доме, не садись на другие. Ешь и пей, но жертвенного не касайся").

И при этом мне неловко, очень неловко. Словно я вломилась в чужое пространство-время-сюжет и пытаюсь там хозяйничать. Потом - и когда по жизни (брр!) спросила, всё ли ок, и когда Шаул несколько раз старательно отослал Элиягу от себя с расплывчатыми поручениями, - я перестала беспокоиться. Но вот же. Я думала, что такой ерундой меня не пронять: подумаешь, чужое личное пространство, мы же постоянно на играх лазим в чужое пространство, для того и ездим. А вот.
Бубен

"Охота на Мессию"

ohota_na_messiy прошла на одном дыхании.
Я сыграла:
- отца лжемессии take_tons,
- отца богохульницы heithell,
- председателя (наси) Синедриона,
- видного фарисея,
- популяризатора молитвы "Кадиш",
- мудрого равви.
Куда ни кинь, в общем, попадёшь в гейм-фокус. И мне, кажется, надо ещё немного отвратительно пошутковать ("распятие - это инсталляция или перформанс?"), чтобы начать писать серьёзный отчёт.

Ладно, пусть будет история из серии "как это было на самом деле"
Collapse )

Хочу зафиксировать то, что мне кажется важным в применении к этой игре и вообще.
1. Благолепие опасно
Есть некоторое общее представление, что в религию (любую) на играх надо играть очень благолепно и торжественно. То есть может человек переживать какие-то важные события внутри себя, но что касается молитв и богослужений - всё должно быть серьёзно и сложно.
А мне хотелось веры неистовой. Понимаете, Давид пляшет в короткой рубашке, грязные браманы остервенело кидают в огонь рис, юные еврейки воздевают руки у Стены Плача, и втолковывают что-то важное небесам. Вот этого мне хотелось и хочется.
"Слушай, Израиль" - прекрасна в первых двух строках, но постоянно читать техзадание на кисти, которыми надлежит украшать одежду, довольно уныло. Так что в любой непонятной ситуации Шаул читал кадиш, вкладывая в него всю свою ярость, слёзы, радость и гнев.
Вот один из вариантов перевода:
Да возвысится и освятится Его великое имя.
В мире, сотворенном по воле Его; и да установит Он царскую власть Свою;
и да взрастит Он спасение; и да приблизит Он приход мошиаха Своего
— при жизни вашей, в дни ваши и при жизни
всего дома Израиля, вскорости, в ближайшее время, и скажем: Амен!
Да будет великое имя Его благословенно вечно, во веки веков!
Да будет благословляемои восхваляемо, и прославляемо, и возвеличиваемо, и превозносимо,
и почитаемо, и величаемо, и воспеваемо Имя Святого,
благословен Он, превыше всех благословений
и песнопений, восхвалений и утешительных слов, произносимых в мире,
и скажем:Амен!
Да будут дарованы с небес
прочный мир и счастливая жизнь нам и всему Израилю, и скажем: Амен!
Устанавливающий мир в своих высотах, Он пошлет мир
нам и всему Израилю, и скажем: Амен!


Для меня лично это важный текст, я читала его на могиле своего деда, он вдохновлял "Пуримшпиль", а Сол (Саул, конечно, Саул) Беренсон в "Родине" читал его по своим погибшим коллегам. Кадиш про то, что ты славишь Бога всегда. Особенно кошмарно это в погребальной церемонии. Впрочем, 136 псалом ("аще забуду тебе, Иерусалиме, да прильпнет…") ужасен в еврейской свадебной церемонии, но читают же. Еврейская религиозная традиция увлекает именно этими оксюморонами.

2. Модерация благотворна.
У нас получился суперстремительный Синедрион. Горжусь, что решение по четырём вопросам (в том числе осуждение сына Шаула Натаниэля!) мы приняли за 10 минут со всем обсуждением и заслушиванием свидетелей. Это прямо круто. Констатирую уход эпохи светлых советов - все решения Синедриона были востребованы, на игру влияли сильно, события накаляли. Пилат askold_sa - королева полигона и прекрасен во всём. Его суды и решения были просто заглядение, кинематограф сплошной.

3. Разговор есть событие.
Перед игрой я перечитала Евангелие от Матфея и совершенно новыми (фарисейскими, конечно) глазами на него посмотрела. Задача фарисея в эпоху лжемессий - собственно, испытывать каждого. Мы очень много друг другу задавали вопросов, и местами это отлично разворачивало сюжет.
Сидят в доме Гамлиэля люди, и женщина tailami, которая некогда отпала от народа, полюбив римлянина, рассказывает, как она пыталась выстроить храм в своём сердце - так ей советовали учителя-эллины. Но радость, которую она испытывала ранее, приходя в настоящий Храм с жертвами, не приходила в её сердце, - и она долго очищалась от своего греха и вернулась в народ.
И говорит ей Шаул Бар-Толомай: благословенно твоё свидетельство, но что же будешь ты делать теперь в народе? Ведь ты не девица, не вдова и не разведённая по обычаю, и кто возьмёт тебя в жёны? И один из юношей сказал - возьму я! и так стало.

Это такой прекрасный способ сказать другому игроку: ты есть, ты важен мне, давай сплетём свои истории - подойти к нему и задавать вопросы о самом главном. Правила по диспутам хорошо подсветили этот фокус игры. С разговора начинается действие, потому что за брошенным словом следует отцовское проклятие, которое сбывается - находится рука с мечом, испытывающая проклятого. И толпа закрывает телами того, чьи слова ей по сердцу. Ух. Наконец-то, наконец то мы осмелились взять за первоисточник краеугольный сюжет культуры. Так это прекрасно.

Постскриптум.
По-прежнему работает правило: играй в том, во что тебе интересно, а во что неинтересно, в то не играй.
Ключевой момент игры - в дом Шаула возвращается Натаниэль take_tons, надевает богатую одежду, препоясывается золотым поясом, берёт меч и возвещает, что он мошиах, и всех ведёт против римлян.
И в голове проносится мысль - вот, сбываются все упования персонажа, можно играть сюжет "мой сын мошиах, я всегда в это верил в душе, пойду за ним теперь куда угодно".
Но такой уж он классный, этот сюжет?
Конечно, да! Но ведь сюжет про то, как отец любимого сына осуждает, проклинает, теряет гораздо ветхозаветнее и круче! Саул и Ионафан, Давид и Авессалом, Аарон и Надав с Авиудом - то, что надо. И вот Шаул признаёт Натаниэля лжемессией, проклинает, изгоняет из дома, пророчествует: в нашу следующую встречу ты будешь судить меня, если и впрямь мессия, или я буду стоять над твоим мёртвым телом. И так стало, потому что один храбрый юноша lionkingst91 решил своей рукой исполнить пророчество.
Бубен

Опыты практического персонажестроения. МХБХ-4


Фото irondragonfly и lindal.

Ключевая точка Махабхараты – игра царя Юдхиштхиры, который на тот момент почти уже стал императором индийской Ойкумены, и коварного Шакуни. Юдхиштхира проигрывает, унижен он, унижены его братья и их общая жена Драупади. Праведные отправляются в изгнание, неправедные торжествуют, великое сражение на поле Куру предрешено. Кончается Третья эпоха, должна пролиться великая кровь.
Collapse )
Бубен

Нас коснулось прощальным лучом. МХБХ-1

Вернулась с Михайловского полигона.
Ближайшие несколько дней тут будет ОЧЕНЬ МНОГО МАХАБХАРАТЫ. Прям вот очень.
Первая игра на Урале, где я именно что играю, первая игра такой длительности, первая игра Бочаровой.

Тезисы:
- Очень Крутая Игра. Со всей сопутствующей магией, типа вот мои сцены сопровождались дождём, а сцены Кришны - солнышком и бабочками. Каждая встреча на дороге добавляет какой-то новый поворот сюжета. Потрясающе.

- Маленькая игра. И это ей шло на пользу. Доехали только те, кому было очень надо, правда надо, прямо позарез надо.

- Незнакомые люди, с которыми можно делать фуллконтакт страшную дичь. Играть кровосмесительную любовь, распоряжаться жизнями, требовать мыть ноги. И всё как будто так и надо.

- Короткая (хахахахаха!) игра - ну правда, 18 томов/200 с лишним серий сериала не так просто впихнуть в 6 дней.

- Несмотря на "запрет "Чёрного Баламута" на всей территории Бхараты" получилось довольно много аллюзий на него. Курукшетра оказалась битвой людей против богов. Ощущение "пустых небес" при этом - когда боги спустились на землю, на земле просто нет никого, у кого не было бы нечеловеческого происхождения.

- Я в жизни отлично понимаю, что такое бхакти. Воздвигнуть жертвенник и сжечь себя на нём - это про меня. В этом смысле оказалось крайне полезно сыграть огромное эго маленького уродливого смертного человека, который искренне полагает себя - игроком у доски, а всех остальных - фишками. Такое эго, что боги в ноги кланяются. Уух.

- 14 лет не понимала, что все так держатся за именных персонажей. Оказалось круто. Ты идёшь по полигону, каждый первый тебя узнаёт и хочет как-то провзаимодействовать.
Пранит Бхатт в роли Шакуни, с него делала образ. В жизни он вот такой. Но про это можно много говорить.



Фото из альбома игры.
Предыгровая фотосессия.

Шакунипарва, эссе о том. как мощно можно отражаться в глазах другого игрока и так далее - позже.
Бубен

Гагарин полетел за твои грехи

Новый год - это Новый год, 9 мая мы с бабушкой смотрим "В бой идут одни старики", и я плачу, а бабушка нет, потому что она никогда не плачет, а 12 апреля надо подумать - ыыы, Стругацкие! Таков, в целом, был советский праздничный цикл в моём детстве. Остальных красных дат просто не существовало.

Нынче к 9 мая приурочены прорывы инферно, их надо просто переждать. День космонавтики грозит затянуть в ту же воронку. Процессы, происходящие в космонавтике, меркнут по сравнению с вопросом - "Юра, всё ли мы просрали?" и "отчего я готовился в космонавты, а стал менеджером?"

Это, конечно, совсем не про науку или инженерию. Это про смысл жизни.
Человеку, чтобы не умереть, очень нужен смысл жизни.
Древние времена предлагали простые смыслы: "Роди сыновей и постарайся не разозлить гневного Бога", например. Или "Умри за интересы своего князька". Или "круто любить жену своего князька". Про всё это написаны отличные книги.
"Стремись к личному спасению" - скучноватый смысл для человека нашей эпохи. То ли дело "спасай других, даже если они не хотят".

"Круто завоёвывать неизвестные земли/звёзды", конечно, самое то в смысле смысла.
Не буду заканчивать скучной сентенцией про то, что смысл внутри. Вот вам прошлогодняя обложка православного журнала (или фотошоп её, неважно). Тогда все ещё шутили про "воистину полетел!", помните?